В.Ф. Гладышев, член Союза писателей России, председатель общества "Пермский краевед"

АЛЬФА И ОМЕГА РУССКОГО МОНАРХИЗМА


СТРАННОЕ ВЕЗЕНИЕ

ПОТЕРЯЛИ ВСЕ, КРОМЕ ЦЕПЕЙ

БУДУЩИМ ПОКОЛЕНИЯМ

МОНУМЕНТОВ, КРОМЕ НАДГРОБНЫХ, НЕТ

ЯПОНСКИЙ ГОРОДОВОЙ

КОПЕЕЧНЫЙ ИНТЕРЕС

ОСОБЕННОСТЬ ПЕРМСКОГО МЕНТАЛИТЕТА

ЗА ПРЕДЕЛАМИ ПЕРМИ

ГРОЗНЫЕ ПРОРОЧЕСТВА​

МОСТ В БУДУЩЕЕ: ФОРМЫ И СПОСОБЫ ПОКАЯНИЯ И УВЕКОВЕЧЕНИЯ ПАМЯТИ МИХАИЛА АЛЕКСАНДРОВИЧА РОМАНОВА


 

СТРАННОЕ «ВЕЗЕНИЕ»

В 2013 году исполняется 400 лет Дома РОМАНОВЫХ. Эта дата не останется  незамеченной в истории современной России и Прикамья. С Романовыми наш край связан самым тесным и самым мистическим образом…

Пермской земле  «везло» на Михаилов Романовых. Первый, боярин Михаил Никитич, приходив­шийся дядей первому российскому царю, был замучен в ныробской ссылке в 1602 году.

Вторым был великий князь Ми­хаил Николаевич, побывавший на Урале в 1887 году. В начале XX века в Перми вдоль нынешней улицы Тихой на­ходилось военное кладбище, называвшееся в память о вы­сочайшем визите Михайловским. В годы первой мировой войны здесь хоронили русских воинов, умерших от ран в пермских лазаретах (несколько надгробий на части Егошихинского некрополя удалось отыскать). 13 июня 1887 года в присутствии вели­кого князя Михаила Николаевича и его восьмилетнего сына Сергея  (того самого, которому суждено будет погибнуть во время  гражданской войны в алапаевской шахте) было освящено новое здание Мариинской жен­ской гимназии. Для уральцев было ценно и то, что эта «царская особа» (как называли членов императорского дома) посетила Сибирско-Уральскую научно-промышленную выставку, про­ходившую в Екатеринбурге. Великий князь оказывал августейшее покровительство выставке, а после — и Уральскому обществу любителей естествознания (УОЛЕ). Уральцы увековечили память именно этого Романова: в музее УОЛЕ открыли зал его имени и учредили Михайловскую пре­мию за успехи в изучении Уральского края.

Третьим  был великий князь Михаил Александрович. Последний русский император, как все чаще называют его сегодня исследователи, Михаил II оказался на пермской земле в ссылке и был убит в июне 1918 года…

Здесь, на уральской земле, можно отыскать начало и конец, альфу и омегу русского монархизма. Чуть ли не первым об этом обстоятельстве написал… один из организаторов убийства Михаила «Последнего» - большевик Гавриил Мясников в книге «Философия убийства, или почему и как я убил Михаила Романова».

«А странно все-таки: Иван Сусанин.  Крестьянин. Спасает Михаила Романова, Михаила Первого.  А я, рабочий, изгой, смерд, закуп, тоже сын крестьянина, уничтожаю Михаила Второго и последнего. Начало и конец, альфа и омега: Михаил...» 1)

ПОТЕРЯЛИ ВСЕ, КРОМЕ ЦЕПЕЙ

(О верноподданничестве пермяков)

О боярине   известно точно- дядя первого царя принял   мученический   конец,   его   сгноили   в   «пермских   дремучих   лесах» (помните, в пушкинском «Борисе Годунове» царевич изучает карту империи). В Ныробе, поселке на севере нынешнего Чердынского района, на месте ямы, где держали пленника, появился один из первых памятников Романовым - часовня. Объясняется это тем, что Ныроб, с воцарением на троне Романовых в 1613 году, был объявлен святым местом. Внутри Богоявленской церкви здесь была создана гробница и хранились цепи Романова. «Цепи стали святыней Ныроба. Крестьяне во время церковных служб надевали их на себя, чтобы избавиться от каких-либо недугов. В традициях было прикладываться к цепям у новобрачных по окончании венчания. Помолиться в яме-темнице Романова, припасть к его цепям-оковам стремились люди из разных мест русской земли. За год было до 6 тысяч паломников...» 2)

 Вот так - 6000 паломников! Новобрачные у цепей... И куда все подевалось?

Недавно автору этих строк вновь довелось побывать на месте Романовской темницы. Часовня на месте ямы-темницы восстановлена,  в память  «умучения» боярина. Нет пока двуглавых орлов на красивой оградке вокруг Романовского сквера, установленной по рисунку художника А.Н. Зеленина в 1913 году. 3)

Местные артисты показали нам, участникам Романовских чтений, сцену ареста боярина страшными стрельцами. Очень впечатляюще. А цепи хранятся в Чердынском музее.

За несколько лет до революционных потрясений  на север Пермской губернии приезжал историк и путешественник Н. Вагнер, чтобы описать места, связанные с Ныробским узником, мучеником-боярином Романовым. И вот его вывод:

«Династических интересов народ никогда не понимал и не сочувствовал им...» Но, с другой стороны, сам-то Вагнер зачем-то ведь проделал столь тяжкий и трудный путь в глухой северный уголок Пермской губернии? Нет, есть тут противоречие, и немалое...

БУДУЩИМ ПОКОЛЕНИЯМ

Первым был Александр I, приезжавший сюда в 1824 году, за год до своей загадочной смерти в Таганроге. На память о том визите остались ротонда в бывшем Загородом саду, да больница, отремонтированная в честь  визита; позже ее так и стали называть Александровской.

После  этого  царствующий  Дом  оставил   губернию  без  внимания   на   многие десятилетия. Заглядывали сюда только великие князья, и то проездом. В память подобных событий ставились,  в основном, мемориальные доски и оригинальные знаки.   Как, например,  на условной границе Европа-Азия, сам факт пересечения коей грел душу каждой Августейшей особы.

Во второй половине 19-го века стремление к увековечиванию   вызываются уже, как   правило,      грозными   событиями,   покушениями   на   жизнь.   Так   было    с покушением   на Александра-Освободителя  (1866).  Пермская  депутация ездила   в Петербург,   чтобы   выразить   царю  свое  сочувствие   и  уверения  в преданности. Принимая пермскую депутацию, Государь прочел адрес от всех сословий г. Перми.

Во время чтения он сказал  (имея в виду выстрел Каракозова):

-Да, неслыханное доныне в России событие...

И  добавил, взглянув на убеленного сединами купца В. В. Хотова:

-Ты, конечно, помнишь, когда я был у вас в Перми? Я постараюсь еще побывать у вас.

В Перми он гостил, будучи еще наследником трона, в 1837 году. Побывать еще раз помешали террористы. Освободитель будет убит 1 марта 1881 года.

Увы,    не    помогла пермская икона.    Как    и    молитвы,    произнесенные    в новом Воскресенском храме Перми, сооруженном в память освобождения крестьян и святого благоверного князя Александра Невского (1869).

Из мемориальных досок отметим ту, что была установлена в знак счастливого избавления Государя Александра III в железнодорожной катастрофе у станции Борки.  Появилась она в помещении Богородицкой православной  школы-попечительства. Благодаря усилиям краеведа И.В. Рогожникова, преподавателя вечерней   школы, расположенной в том же здании на улице Пермской (ныне Кирова), старинная мемория была извлечена из подвала и возвращена на законное свое место. На доске, висевшей до революции на стене церковно-приходской школы, удалось расчистить надпись:

«Будущим поколениям Богородицкой школы в память события 17 октября 1888 года».

МОНУМЕНТОВ, КРОМЕ НАДГРОБНЫХ, НЕТ         

Еще одна странность. В конце 80-х годов 19-го века в Перми не было никаких скульптур, никаких общественных памятников.    В это нас заставляет поверить автор   статистико-исторической справки    «Губернский город Пермь»    П.А. Вологдин (изд.   1887  г.): 

«Монументов,  кроме  надгробных,  находящихся  на кладбищах и в ограде кафедрального собора, нет».

Памятники стали появляться только в канун празднования 300-летия Дома Романовых. В самой Перми были установлены орлы на чугунных кронштейнах, на мраморных плитах. По свидетельству старожилов, они стояли вдоль Казанского тракта и у храмов. Печальна судьба этих памятников «верноподданничества» пермяков. Мраморные плиты в советское время пошли …в баню, на изготовление  скамей.

Что сегодня способно напомнить в Перми о посещении города   царскими особами? В сущности, очень немногое.

В январе 1910 года «Пермские губернские ведомости» напечатали сообщение «О сооружении памятника царю-освободителю». Газета напомнила своим читателям, что городская дума решила поставить в Перми памятник Императору Александру II - «в ознаменование великого события 19 февраля 1861 г.».

Торжественное   открытие   памятника   думцы   решили   приурочить   к   50-летию уничтожения крепостного права. Таким образом, до открытия оставался всего год. Могли успеть. Но - не успели. Точнее, не смогли. И это    не смотря на то, что была создана специальная комиссия и что возглавил ее сам городской голова П.А. Рябинин, а в состав ее вошли именитые пермяки, в том числе и представители церкви.

Не появился памятник представителю Царствующего дома и к 1913 году, когда отмечалось 300-летие со времени воцарения Романовых на российском троне.

ЯПОНСКИЙ ГОРОДОВОЙ

Тогда, в год 300-летия, пермский проповедник игумен Серафим (Кузнецов) посвятил юбилею царствующего Дома свой журнал «Голос долга». Журнал выпускался в течение нескольких лет, правда, не в самой Перми, а в Белогорском Свято-Николаевском мужском монастыре. 4)

Эта духовная обитель  появилась    также  в память  «счастливого  избавления» - на  этот раз Николая   Александровича,   в   бытность  его   наследником   трона.   Во      время путешествия по Японии в 1891 году на цесаревича напал самурай, японский городовой, и ранил его саблей; причины нападения остались невыясненными,   что породило различные толки и слухи. Вполне вероятно, что популярное русское  ругательство («Японский городовой!») бытует в народной среде с тех самых времен. Таким образом, есть еще и лингвистический памятник августейшей особе.  Нужно отдать должное  игумену Серафиму, который на страницах  журнала  опубликовал  в  1916  году статью  в  защиту  царской  фамилии,   под названием «Оклеветанная семья».

Странный   и   непредсказуемый   этот  город  Пермь,   не   правда  ли?  Чересчур независимый, что ли?

КОПЕЕЧНЫЙ ИНТЕРЕС

Некоторые обстоятельства  странной катавасии вокруг царских памятников (не появившихся)  приоткрываются нам благодаря писателю Михаилу Осоргину (Ильину). В одном из своих «Московских писем», которые М. Ильин  публиковал на страницах «ПГВ» («Пермских губернских ведомостей») во время  учебы в Московском университете, он делится своими эмоциями при получении газет из родного города. То он радуется успеху благотворительного спектакля, имевшего высокую цель помощи народной библиотеке-читальне. То «невольно удивляется нашим пермским думцам, так туго разрешившим вопрос об увековечении, открытии памятника Царю-освободителю».

Пермский Гиляровский, как можно назвать на тот период М. Осоргина, цитирует одного из гласных думы, сказавшего:

«Мне кажется, что городской думе не представляется необходимости увековечивать всеми увековеченную память» (!)

Дальше тот же гласный, а за ним и вся дума решают заменить проектируемую постановку бюста Императора Александра II портретом. Юный автор далее возмущается (по-моему, совершенно напрасно): «И везде, даже в таких делах, как воспоминание о великих исторических событиях, проскальзывает копеечный интерес, прикрываемый громкой вывеской «городской экономии». 5)

Не подействовал даже назидательный, воспитательный аргумент. Как писали тогда в пермской прессе: «Взирая на памятники, воздвигнутые предками, молодое поколение научается здоровому патриотизму и тем крепким государственным началам, которыми так могущественно наше Государство».

В назидание Перми М. Осоргин приводит пример Москвы, которая, «в лице своей более прогрессивной думы, не ссылаясь на то, что память Царя-Освободителя уже увековечена, решила в ознаменование события открытия памятника Императору построить дом для училища на 600 человек». (Нельзя не удивляться тому, сколь радикально изменятся вскоре взгляды журналиста: по окончании университета он станет либералом, и даже будет поддерживать, правда, недолго, заговорщиков-цареубийц).

Портрет Государя пермские думцы действительно заказали. В поиске исполнителя выбор «отцов города» пал при этом на местного (может быть, тоже из экономии?) живописца А.Н. Зеленина, выпускника Императорской Академии художеств. Портреты венценосных лиц, царя и царицы, украсили зал Мариинской женской гимназии. 6)

ОСОБЕННОСТЬ ПЕРМСКОГО МЕНТАЛИТЕТА

Все дело в том, что, выбирая между памятником или богоугодным, учебным  заведением, пермяки выбирали всегда второе. В Перми шел сбор средств, пожертвований в память 19 февраля. Пермяки и тогда имели возможность выбора: кто перечислял свои рубли на бюст Александру II, а кто - на детскую колонию. В 1901 году на страницах ведомостей списки публиковались просто обширные. От служащих лиц, от совета старшин Пермского драматического кружка, который провел празднование 40-летней годовщины освобождения крестьян от крепостной зависимости...

Но в то же время публиковались и голоса против «увековечения увековеченного». В тот период юбилейные приготовления развернулись во всех городах необъятной империи. В декабре 1911 г. главная газета Пермской губернии извещала читателей о том, что работы по возведению в Санкт-Петербурге Храма-Памятника 300-летию Царствующего Дома Романовых временно приостановлены из-за наступивших холодов. Храм «вчерне доведен до куполов... общий расход составил 325 000 рублей без внутреннего устройства, которое зависит всецело от средств». Окончить же строительство храма намечалось к февралю 1913 года.

Средства на эти цели находились на текущем счету Волжско-Камского банка.   Строительство велось «под августейшим покровительством Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила Александровича».

Храм-то в столице   будет достроен, правда, уже без покровительства великого князя: с этой почетной должности он будет отставлен своим     венценосным братом,  за то,  что пошел  на морганатический брак с Натальей  Шереметевской.   После этого   Михаил был уволен из армии, а над всем его огромным имуществом, дворцами и пр., на какой-то период даже была установлена опека. Михаил Александрович будет прощен в начале Великой войны (1-й мировой).   Но скандал действительно    разразился нешуточный,  и потушить его быстро не удалось.    Докатился он и до Перми. Монархический энтузиазм приугас, волну любви к царствующему дому поднять не удалось.

Только    тщанием    одного    из    потомков    пароходчиков    Каменских,    Ивана Григорьевича, члена Госсовета, на территории Успенского женского монастыря (на углу улиц Покровской и Биармской) в ноябре 1911 года была воздвигнута часовня, на которой чуть позже прикрепили мраморную доску   с надписью:

«В память 300-летия Дома Романовых».

ЗА ПРЕДЕЛАМИ ПЕРМИ

Иная картина - в уездах Пермской губернии. В «Адрес-календаре и справочной книжке Пермской губернии    на 1915 г.» мы читаем поистине удивительные выкладки по губернии:

«Весьма знаменательное явление, между прочим, то обстоятельство, что очень много памятников воздвигнуто Государю Императору Александру II. Кажется, нет в губернии такого завода, на площади которого не красовался бы памятник царю-освободителю, царю-мученику. Немало также в губернии сооружений, связанных с теми или иными событиями, происходящими в благополучно ныне царствующем Императорском Доме...»

В заводских селениях царские бюсты появлялись, как грибы после дождя. В Бымовском заводе (Осинский уезд, в поселении на тот момент было 4 тысячи жителей); в Ашапском заводе (ныне бюст царю-Освободителю демонстрируется в Ординском краеведческом музее); в Югокамском заводе (здесь бюст восстановлен в 2006 году, на прежнем фундаменте, сохранившемся до наших дней)...

Как тут не поверить одному из  пермских краеведов, который в том же Адрес-календаре на 1915 год  писал:

«…В обилии царских монументов…сказывается беспредельная и горячая верноподданническая любовь к Верховным Хозяевам земли Русской. Взирая на памятники, воздвигнутые предками, молодое поколение научается здоровому патриотизму и тем крепким государственным началам, которыми так могущественно наше Государство».

В 1913 году Пермское уездное земство сообщило, что планирует ознаменовать 300-летие Дома Романовых «устройством в Пермском уезде образцового приюта для неизлечимо больных (хроников)». 7)

В соседнем Екатеринбурге (уездный город по отношению к Перми!) в 1896 году был основан «Дом трудолюбивых» - в честь коронования императора Николая. А чуть позже здесь установили памятник царю-освободителю Александру. Поставили точную копию уже существующего монумента (в зале Московского окружного суда; в Златоусте). Весной 1917 года памятник был отправлен на переплавку. Так что Николай Романов  и его близкие, привезенные в Екатеринбург в 1918-м,  своего чугунного предка на Кафедральной площади лицезреть уже не могли.

В Кунгуре в ознаменование 300-летия Дома Романовых городская дума выделила денежные средства   на строительство памятника боярину М.Н. Романову, дяде первого  царя,  «умученному заживо»  в  Ныробе Пермской  губернии.  Помогли кунгурские  мастера  и   в   изготовлении  декоративных  решеток для часовни в память мученика. В своем решении думцы также постановили открыть в Кунгуре Народный дом,  перечислив на его содержание 500 рублей     Движение под названием «Народный дом»  шло по всей империи, открыли его и в Мотовилихе, а вот в Перми «не успели».

В то время установить памятник царю, в принципе, было не так уж и сложно. К примеру, сестра Елизаветы Федоровны Романовой принцесса Баттенбергская, Виктория Федоровна, приезжавшая вместе со своей дочерью Луизой на Урал летом 1914 года, побывала и на Каслинском заводе. Так вот, там высокие немецкие гостьи «изволили принять в дар бюст царствующего государя Императора в натуральную (!) величину». Отлит бюст был там же, в Каслях.

Другой пример касается уже самой Елизаветы Федоровны Романовой, великой княгини, старшей сестры российской царицы. Она приезжала на Урал тем же летом 1914-го, но не с увеселительно-познавательной целью, как ее сестра Виктория. Нет, Елизавета Федоровна совершала духовное паломничество. И вот 13 июля на пути в Белогорский Свято-Николаевский монастырь она приняла участие в организованном в ее честь освящении памятника Александру II. Бюст был воздвигнут в центре Бымовского завода, в память 50-летия освобождения крестьян, на средства общества.

Накануне поездки в Белогорскую святыню Елизавета Федоровна посетила Успенский женский первоклассный монастырь в Перми. Но о часовне в память 300-летия, открытой здесь И.Г. Каменским, тогдашние репортеры почему-то не упоминают. В присутствии великой княгини за архиерейским богослужением известный пермский религиозный мыслитель  Н. Колосов произнес поучение, в котором в частности, сказал:

«Что означает... любовь русского человека к этой жизни вне суетного мира, к житию монашескому иноческому? Почему русский народ так любит храмоздательство? Почему, наконец, вся прежняя русская жизнь, все построялось на основах церковности   и   благочестия,    вследствие    чего    один   из    наиболее вдумчивых   современных   художников   НЕСТЕРОВ   в   известной   своей картине   «Святая Русь» изображает всех в Древней Руси - и богатых, и бедных, и здоровых, и больных, и старых, и молодых, устремляющихся к одному идеалу, к одному источнику счастья...»

А жизнь губернской столицы состояла совсем не только из приезда Ея Императорского Высочества. 8)

В тех же номерах «Пермских губернских ведомостей» шла реклама гастрольного представления «Сенсация поражает умы!» Сенсацию творил Натан Шварц - человек, «заживо погребенный - в земле на 2 с половиной аршина!»

Чтобы посмотреть на «человека с воловьими легкими», народ валил валом... Вот что надобно публике! Не   зря,   видимо,   на   страницах   «Пермских   ведомостей»      местный   пиит Сергей Ильин    в стихотворном фельетоне о первых демократических выборах в губернии ехидно подытожил: «... А монархистов нет как нет».

Хитроумные и прижимистые пермские земцы не сумели использовать 300-летний юбилей в практических целях. Не прошел номер с ходатайством, которое возбудило в январе юбилейного, 1913 года Чрезвычайное уездное земское собрание - об учреждении «Романовского сельскохозяйственного и лесного института» в память 300-летия царствования дома Романовых. Очень оперативно, на заседании 28 января, ходатайство было поддержано Пермской городской думой. Обещали привлечь и местные средства, в том числе ассигнования на политехникум, который «пробивали» тогда же для Перми. Ничего не вышло. В октябре того же юбилейного года граф П.Н. Игнатьев, министр народного просвещения, в ответе на имя городского головы П.А. Рябинина сообщил, что Приуральский край включен в общий план учреждения высших учебных заведений, но осуществление означенного плана средствами казны весьма затруднительно. (В итоге Пермский сельхозинститут был основан только в 1918 году, сначала как факультет университета)...

Возникает стойкое ощущение, что конкретного результата способны достигнуть лишь одиночки-энтузиасты, такие, как неутомимый организатор народных хоров А.Д. Городцов, поставивший в честь 300-летия Дома Романовых оперу «Жизнь за царя».

ГРОЗНЫЕ ПРОРОЧЕСТВА

История с ныробским узником боярином Михаилом Никитичем – самый яркий пример распространения идеи о «божественной природе 

царской власти».

Раздумывая над пермскими противоречиями, над «копеечными интересами», как выразился молодой М. Осоргин, можно придти  к неожиданному выводу. То, что губернская Пермь осталась без скульптурного воплощения «Хозяина земли Русской» (как называли официально российских самодержцев), имело, судя по всему, глубокий символический смысл. Начались нерадостные, грозные пророчества. Не зря, видимо, Иоанн Кронштадтский, будущий православный святой, увидел над Пермью черный крест.

Само  празднование трехвекового юбилея Дома Романовых стало  грозным предзнаменованием, отдаленные раскаты катастрофы уже приближались и нарастали.

Ныне «благодарное пермское общество» — такая надпись красуется на круглой ротонде в бывшем загородном саду — на самом-то деле проявляет поистине черную неблагодарность по отношению к Александру I-Благословенному. Почему? Потому что память пермяков оказалась на удивление короткой. Известное упущение можно усмотреть в том, что на здании бывшей казенной палаты (ныне городской администрации) до сих пор нет мемориальной доски в память пребывания здесь в 1824 году выдающегося исторического деятеля, российского императора Александра I. (Хотя на здании красуется чугунная мемория в честь венгерского интернационалиста-революционера, одного из вдохновителей «красного террора» Бела Куна).

Мало кто помнит также, что перед встречей императора Александра I зодчим Иваном Свиязевым были возведены две ротонды, а не одна. Вторая не сохранилась, она  находилась в створе улицы Оханской. Из второй беседки, которая на самом деле была первой, можно было любоваться на Каму. Этакую достопримечательность надо бы восстановить, но не по силам пока пермскому обществу благородное деяние. Впрочем, в виртуальном варианте ротонда на камской набережной существует уже несколько лет. Историко-художественную  реконструкцию осуществил пермский художник Константин Суслов. 9)

МОСТ В БУДУЩЕЕ

ФОРМЫ И СПОСОБЫ ПОКАЯНИЯ И УВЕКОВЕЧЕНИЯ ПАМЯТИ МИХАИЛА АЛЕКСАНДРОВИЧА РОМАНОВА

В канун празднования 400-летия Дома Романовых, на одном из заседаний городского топонимического совета состоялось обсуждение проектов памятника великому князю Михаилу Александровичу Романову. Фактически этот разговор стал мозговым штурмом, долгожданным диалогом представителей власти, депутатов и общественности  на тему покаяния и увековечения. Почему это важно именно сегодня?

В последнее время все большее распространение получает мнение, что с убийством Михаила Романова Россия упустила шанс на мирное развитие, отказавшись от формы конституционной монархии. Массовое уничтожение царской семьи, да  еще в такой изуверской, разбойничьей форме, послужило стартовым сигналом к развязыванию красного террора. В ответ – белый террор, и с этого гибельного моста выход был только один – вниз, в пропасть взаимного бессмысленного, ожесточенного самоуничтожения нации.

Выступая в июне 2013 года в Совете Федерации,  российский президент выразил мнение, что Россия проиграла Первую мировую войну из-за национального предательства большевиков. По мнению Владимир Путина, коммунисты сознательно замалчивали подвиги российских солдат в Первую мировую войну. Тогда сложилась парадоксальная ситуация: подписав позорный Брестский мир, большевистское правительство поступилось национальными интересами и позволило России проиграть Германии, которая сама была проигравшей стороной. В связи с этим Путин высказался за выделение средств на поддержку некрополя в Белграде, где захоронены солдаты и 124 генерала царской армии. (См: http://www.rosbalt.ru/main/2012/06/27/997428.html).  

В Перми слова президента России встретили с большим одобрением и надеждой.  Ведь долгое время замалчивались и подвиги легендарной "Дикой Дивизии" и ее командира великого князя Михаила Александровича. Программа увековечения памяти Михаила практически заморожена, создание историко-просветительского мемориального центра все откладывается.

Президент России дал ясно понять:  никакая вертикаль власти не удержит единства страны, пока не будет восстановлена вертикаль исторической правды.  Только тогда приходит понимание того, почему  и как большевики, в борьбе за политическую власть, пошли на предательство национальных интересов, а затем  насильственно разогнали Учредительное Собрание и совершили политическое убийство его законного инициатора, Михаила Романова.

Понимание этого приходит не сразу. Какие-то предложения, идеи, прозвучавшие за «круглым столом»,  могут показаться несбыточными, нереальными. Вспомним, однако, как за короткое время о Перми стали писать и говорить как о городе Юрятине, как  о  городе   трех сестер. Пастернак и Чехов стали пермскими брендами, появились новые памятники, туристические маршруты, а ведь еще совсем недавно, в 1980-е годы, в Перми не публиковали ни строчки Пастернака! И о Перми было принято  писать как о скучной дыре, откуда русские мальчики и сестры обязательно должны вырваться в Москву.

Идеи о Михаиле есть разные.

Скульптор Рудольф  Веденеев предложил проект памятника, на котором изображены и  Михаил, и Джонсон, а поставить памятник предлагается в Разгуляе в тюремном сквере. Мысль понятна:  в Михаиле надо видеть не столько монарха, сколько гражданина, патриота и христианина и верного друга. Джонсон тоже из-за верности долгу и мужской дружбе пошёл на верную смерть.

Краеведу Льву Перескокову больше  нравится проект установки в центре города конной статуи Михаила Романова. Другим кажется, что на пермской земле уместнее и логичнее  появление памятника идущему Михаилу, ведь он  оказался здесь в положении ссыльного, был насильно спешен, так сказать. И все, кто видел его в те месяцы, он запомнился прежде всего ходоком, широко шагающим, обошедшим весь город и окраины, от Мотовилихи до Курьи.

Интерес у присутствующих вызвало  предложение  назвать новый мост через Каму, который обязательно будет построен,  Романовским (автор идеи В. Гладышев).

Много надежд у краеведческой общественности, историков, романоведов и просто жителей Перми на то, что удастся создать просветительский мемориальный центр в помещении бывших Королевских номеров.   В свое время «пермский американец» доктор Владислав Краснов (он наш земляк) установил с местными добровольцами временную мемориальную доску на стене здания, которое ныне занято под театральное общежитие, а в полуподвальных помещениях сменяют друг друга различные  магазинчики.  Владислав Георгиевич предлагает использовать и двор здания по ул. Сибирской. Поставить там друг против друга две мраморные доски с полными текстами Манифеста Отречения Николая и Манифеста Не-Отречения Михаила (у него всего 125 слов). 

- По всей стране, - пояснил свой замысел г-н Краснов, -  особенно в Екатеринбурге, внимание будет на Николае, а Пермь покажет себя выше междоусобиц: у нас будут два брата- страстотерпца в одном информационном пространстве. Другой вариант: установить две уральские глыбы, а на них чугунные доски из Мотовилихи, на которых разместить текст. И сделать это с подсветкой, чтобы и ночью читалось». В оригинальной композиции из стендов с цитатами можно будет прочитать не только цитаты из дневников Михаила, но также  «евангелие» от убийц, особенно, от Гаврилы Мясникова. Это и будет началом просветительного центра гражданственности и патриотизма имени Михаила.

За неимением единого Координационного Центра по увековечению памяти Михаила Александровича в России, Краснов предложил присылать добровольческие инициативы и пожертвования по адресу главного сайта

http://www.raga.org/czar_mikhail_romanov/index.html

Неутомимый и неугомонный В. Краснов продумал несколько проектов увековечения памяти Михаила Александровича и для Санкт-Петербурга:

установка кенотафа Михаила в Петропавловском Соборе - в напоминание того, что он замыкал цепь правителей России от Дома Романовых;

создание Музея в бывшем дворце Михаила на Английской набережной 54;

установка мемориальной доски на Миллионной 12, где Михаилом II был подписанМанифест.
Дональд Кроуфорд, известный английский историк-романовед, считает очень важным делом музеефикацию Королевских номеров, создание здесь просветительского центра. Он видит большое преимущество Перми по сравнению с Екатеринбургом в том, что сохранилось  такое историческое здание, мало изменившемся с тех пор, как Михаил был оттуда выкраден. Писатель впервые побывал в Перми в 2008 году, когда отмечалось  90-я годовщина гибели Михаила. Он пишет об этом путешествии так:

«Я отправился в этот город 10-14 июня 2008, чтобы принять участие в чествовании нашего героя, не зная, что ожидать. Я был приятно поражён масштабом церемоний, тысячами людей, вышедших почтить его память. Забыт всеми? Нет, этого не скажешь о Перми, где он был убит, но где о нём многие помнят. За три дня я увидел и мощный крестный ход, и концерт, и панихиду в церкви, и научную конференцию. Всё это убедило меня в том, что имя Михаила живёт. И чем больше Россия узнаёт о Михаиле, тем больше надежды, что она сможет преодолеть пропасть между реальностью и советской версией истории».

Фактически, именно этот человек создал основу для увековечения памяти Михаила, и книга супругов Кроуфорд «Михаил и Наталья»  уже есть ценнейший памятник. Дональд - один из зачинателей движения за признания Михаила последним законным правителем из Дома Романовых. Вместе с ныне покойной женой  Розмэри  Кроуфорд взялся за первое фундаментальное исследование. Их усилия увенчались публикацией в 1997 книги «Michael and Natasha: The Life and Love of Michael II, the Last of the Romanov TsarsМихаил и Наталья: Жизнь и любовь Михаила II, последнего из царей Романовых». Книга выдержала несколько изданий на английском, немецком, испанском и французском. В 2008 году книга была, наконец, опубликована на русском, в издательстве Захарова.  

Дональд убеждён в том, что никогда личная трагедия одного человека не переплеталась так тесно с трагедией всей страны, как в жизни Михаила. В этом мудром англичанине, очень доброжелательном и простом в общении человеке, подкупает  способность воспринимать чужую национальную боль, как свою собственную. Как пошутил его друг Владислав Краснов, Дональд  догадлив и прозорлив, как Шерлок Холмс. Но он ещё и беспристрастен, как юрист-адвокат, с его доводами в защиту национальной гордости России.

Средства на памятник Михаилу Александровичу Романову народ уже собирает. Например, театр «Вера», созданный при музее-школе ремесел имени Императрицы Александры Федоровны, поставил спектакль «Служение Отечеству». Посвящен он «новомученикам Дома Романовых, убиенным в Пермской губернии». И после каждого представления зрители жертвуют на памятник Михаилу Александровичу.

Оригинальным способом подключились к просветительской деятельности 17 школ города Перми, более 200 человек. По инициативе школы №9 (координаторы проекта Наталия Курдина, Татьяна Каменева) временный творческий коллектив  создал аудиокнигу «Последний царь. Император Михаил II», по монографии Дональда Кроуфорда. Перевод текста с английского языка, сделанный Ассоциацией активных школ, детьми и взрослыми, размножен на сотнях дисков.

Сам автор книги, несмотря на преклонный возраст,  приезжал на презентацию, приуроченную к Дням памяти 12-13 июня 2013 года. Дональд был очень растроган, он поблагодарил всех своих помощников и выразил надежду, что  «книга поможет делу памяти Михаила. Никто не любил Россию больше, чем Михаил. Надо надеяться, что когда-нибудь и Россия откроет ему свои объятия. Тогда и Россия почувствует себя лучше».

Музея Романовых в Перми пока нет. Есть только дребезги (так назвал свою книгу замечательный артист и писатель Валерий Золотухин, очень близко к сердцу воспринимавший тему гибели царской семьи). Школьники из пермской «девятки» отметил день рождения Михаила 5 декабря 2012 года тем, что провели у здания Королевских номеров  флэш-моб под лозунгом, который складывался из отдельных букв, как в игре: «Музею Романовых - да!»  Он есть, этот музей, и его нет, в разных местах – понемногу. Несколько экспонатов есть у общества охраны памятников, ВООПИК приобрел картину художника Николая Тюрина, посвященную Михаилу. Небольшие тематические экспозиции показывают краевой музей и галерея. Работает передвижная выставка в Мотовилихе, на базе мужского монастыря. База  роста имеется.

Все начинается с малого.

 

1) Философия убийства,  или Почему и как я убил Михаила Романова. Москва-Санкт-Петербург, альманах "Минувшее", выпуск 18, 1995 г.

2) Пермь Великая Чердынь/ под рук. Г. Н. Чагина. : изд-во «Пресс-центр», 1999.

3) ГАПК ф.1327 оп.1 д.140. Ныробский альбом А.Н. Зеленина.

4) Гладышев В. Ф. Свет Белой горы / В.Ф. Гладышев, А.П. Кудрина. - Пермь : Перм. кн. изд-во, 2003. - 280 с. : ил.

 5) Пермские губернские ведомости.- 1898.- 4 окт.

6) Царский подряд живописца // Восьмые Романовския чтения: сб. тезисов науч.- практ. конф. Екатеринбург, 2004. – С. 85-90.

7) Пермская земская неделя.- 1913.- январь-март.

8) Единственная // Мы – земляки. 2013. № 4

9) Гроза двенадцатого года : Пермь и жители Пермской губернии в Отечественной войне 1812 года / [авт.-сост. В.Ф. Гладышев]. - Пермь : Тип. купца Тарасова, 2012. - 153, [1] с., [2] л. ил. : ил., портр.

 

 

ßíäåêñ.Ìåòðèêà