Завещание

ОН ВСЕ-ТАКИ СТАЛ КАПИТАНОМ

В текучке повседневности мы и не думали, что рядом с нами живет «хрестоматийный человек», тот, с кого можно делать жизнь

Дмитрий Архипович Красноперов (1924-2009)- известный литературовед, педагог, Почетный краевед Перми,  участник Великой Отечественной войны.  Увлеченный исследователь и скромнейший человек, он оставил нам несколько книг, около 150 публикаций. Он не только создавал  музеи в школе, писал «методички», разрабатывал  литературные экскурсии (первое из этих пособий у него вышло в соавторстве с Леонидом Юзефовичем, ныне известным писателем). Но также составил и любовно прокомментировал четыре хрестоматии по литературному краеведению Прикамья, - для всех возрастов! В текучке повседневности мы как-то и не думали о том, что рядом с нами живет и творит, по сути,  хрестоматийный образец…

Наши фронтовики. Слева - Г.М. Матвеев с  Красноперовым Д. А.ЭТО ПОСТУПОК!

Известно: человека надо оценивать не по словам, а по поступкам. Деревенского мальчишку Митю Красноперова жизнь взялась испытывать сызмальства. Когда он только начал учиться, его перевели в другую школу. Учительница решила сразу проверить познания новенького, под шумные комментарии всего класса. Такая коллективная проверка показалась мальчику глубоко несправедливой, и он, в знак протеста, на каждый вопрос с вызовом стал отвечать: «Не знаю!» И… был оставлен во втором классе на второй год. После такого урока он уже учился только на «отлично».

Отец его погиб еще до войны, во время сельхозаготовок. Многодетная семья осталась без кормильца. А Дима с детства мечтал стать  речным капитаном. Несмотря на тяжелые условия жизни, он уже почти добился своего: в 1940 году ему удалось поступить в Молотовский речной техникум.

Но… начинается война, и вся жизнь Красноперова  изменилась круто и неумолимо. Его призвали в армию, направили в Ленинградское пехотное училище, которое  в то время было эвакуировано в Березники. «Мы были первыми березниковскими ленинградцами», - с улыбкой вспоминал потом ветеран.

На капитана ему так и не пришлось выучиться. А вот учиться он будет потом всю свою жизнь, даже будучи прикованным на много лет к больничной койке. Какие только заочные курсы не закончил он, став после ранения инвалидом! Иностранных языков, пчеловодства, литературные… Увлекся заочной перепиской, получая больше всех писем от девушек, на зависть соседям по палате. После такого успеха решил: буду журналистом. Но, трезво оценив свои наклонности и способности, поступил на историко-филологический факультет Пермского университета. И это опять же был с его стороны поступок: студент Красноперов был старше своих однокурсников лет на десять.

ВСЛУХ И ПРО СЕБЯ

Последняя книга Красноперова - воспоминания «Сороковые, роковые в моей жизни» (2003). Автор подводит итоги жизни, трезво оценивая все произошедшее с ним самим и с его страной, приводит генеалогические изыскания. Из его родных войну прошли брат Николай и четверо зятьев. Из оставшихся в живых воспоминаний никто  не написал, все надежды были на него, единственного в семье, кто получил высшее образование. И он оправдал надежды, хотя писать книгу, как он нам признавался, было очень трудно, многое уже забылось. Но помогли дневники, записки, которые он вел в госпитале.

Пишет он предельно искренне и строго, не щадя себя, на эмоции скуп. Война для уральского парня – сплошь испытания, наполненные страшными недоразумениями и горестными случаями. Трусом не был, о чем свидетельствуют и два боевых ордена, медали. Он и ранение-то свое  получил в бою под Могилевом в какой ситуации? Бежал от артобстрела, и успел спрятаться в землянке, уже радуясь, что спасся, но… В той землянке его после взрыва  и придавило, да так, что впоследствии выбыл из строя артиллерист. И надолго. У него разыгрался туберкулез позвоночника. Вывели на инвалидность…

Был момент, когда в госпитале его уже списали со света… И все же нет худа без добра. В больничные серые будни бедному инвалиду был послан дар свыше – Дмитрий познакомился с чудесной девушкой, Ниной Семеновой. В тот момент она тоже была пациенткой, а позднее стала медиком – и женой этого красивого высокого пациента.   Самым светлым днем в своей жизни называл Дмитрий Архипович знакомство с Ниной Николаевной.

Как вспоминает его друг Ганс Салимович Мурсалимов, у них была такая традиция: отмечая у Красноперовых  День Победы, читали вслух фронтовые и госпитальные записки  Дмитрия Архиповича. А когда разбирали архив краеведа, в книжках нашли еще один дневничок…

Читаю автограф, оставленный автором на подаренном мне экземпляре этой небольшой по объему, но очень емкой книжки: «… дарю свои краткие фронтовые воспоминания с надеждой, что и они когда-нибудь пригодятся вам». Написано четким крупным почерком, знакомым мне по многим заметкам, которые он приносил в газету, где я их готовил к печати. К исторической памяти  Красноперов относился аккуратно и честно. Книга фронтовика уже пригодилась. Мы читаем ее, иногда  вслух, с гимназистами.

 

ЕГО НАГОРНАЯ ПРОПОВЕДЬ

В последние годы он работал над справочником «Литературная память Перми» (не издано). Увлекся темой «Писатели в эвакуации», выявив около 120 имен литераторов  из Москвы и Ленинграда, живших в Прикамье. «Зрения уже не хватало, - говорит его верная подруга жизни Нина Николаевна, -так он продолжал работать с лупой в руках…»

Красноперова провожали без шумных торжеств, без музыки и салюта. Пришли самые близкие люди да несколько соратников; было и несколько учеников с педагогом из его родной 109-й школы (той самой школы, «потерявшей свое имя»:  это учебное заведение после «перестройки» отказалось  от имени Бажова, присвоенного школе благодаря стараниям писателя Евгения Пермяка и краеведа Дмитрия Красноперова).

Отпевали  бывшего артиллериста и заслуженного педагога в храме Царственных новомучеников на Нагорном. Если угодно, это тоже  поступок со стороны Дмитрия Архиповича, уже последний. Его, если хотите, нагорная проповедь. Ведь он, по своему воспитанию, по жизненному опыту  - человек советской формации, разговоров о религии всегда избегал. А в мыслях вот возвращался к теме вечности, традицию предков завещал продолжить.

Невольно подумалось: он вылепил себя сам, не уповая на чью-то помощь. Работал над собой всю жизнь, до смертного часа. Будучи   хозяином своей судьбы, жизнь прожил красиво и с пользой, и этим помог многим своим ученикам, продолжателям своего любимого дела.

Был такой случай. Дмитрий Архипович изучал, среди прочих,  наследие писательницы Анны Кирпищиковой, когда-то известной всей демократической передовой России, а затем несправедливо забытой. Причем памятник на ее могиле на старинном Егошихинском кладбище был утрачен еще в советские годы.  С помощью потомков писательницы пермским краеведам удалось обнаружить могилу; установили и новый  памятник. На открытие памятника пригласили, конечно, Красноперова, и он, несмотря на плохое самочувствие,  выступление подготовил. Пришел, превозмогая себя. И это опять же был поступок.

Он все же стал капитаном, выполнил свою детскую мечту. В безбрежном море литературы Красноперов ориентировался как никто. И по бурному житейскому морю он провел корабль своей судьбы и своей семьи уверенно и достойно.

 

Владимир Гладышев

ßíäåêñ.Ìåòðèêà