НАСЛЕДНИКИ НЕ ОПРАВДАЛИ НАДЕЖДКунгур. Здание банка Фоминых

(Общественный Фоминых банк в Кунгуре)

С пермским семейством известных предпринимателей Любимовых породнилась семья не менее известных кунгурских купцов Фоминых.  Купец 3-й гильдии Степан Осипович Фоминых (1781-1860) стал основателем первого в Кунгуре общественного банка. Анна Степановна, его старшая дочь, вышла замуж за  купца Ивана Филипповича Любимова. Так между двумя городами был перекинут еще один мостик, связывающий их по принципу «сообщающихся сосудов». Бывали в истории  городов ситуации, когда весьма затруднительно было сказать ясно и определенно, что сыграло большую  роль – семейные ли узы, или холодный деловой интерес…

Степан Фоминых владел крупным кожевенным заводом, пользовался неоспоримым авторитетом в Кунгуре, его избирали городским головой на два трехлетних срока.   Он мог войти в пермскую историю как первопроходец в банковском деле, ведь мысль о создании общественного банка в Кунгуре он высказал еще в 1848 г., т. е. раньше, чем об этом заговорили в Перми и Соликамске. Увы, на тот момент в Российской империи еще не был создан климат наибольшего благоприятствования для деловой инициативы. До периода расцвета банковского творчества нужно было  еще  подождать чуть-чуть… Еще лет десять-пятнадцать…

Однако Степан Осипович не хотел ждать.  Судя по документу, обнаруженному кунгурским краеведом С. М. Мушкаловым, свое прошение в Кунгурскую городскую Думу Фоминых написал 30 июня 1848 г. В нем купец-кожевенник  высказал мысли, удивительные для тогдашнего общественного умонастроения:

«Желая увековечить имя свое распределением моего состояния на пользу общую и дополнить долг моего обязательства  к моим согражданам и самому городу, признал за благо определить из моего наличного капитала 25 тысяч рублей серебром для основания в г. Кунгуре Общественного банка…».

Неизвестно, кто надоумил на такой нестандартный поступок этого не очень-то и грамотного, но сильного природной сметкой купца из небольшого уральского городка. Но недаром же он преуспевал в кожевенном деле, обойдя нескольких свих земляков: все благодаря расторопности, рачительности, хитрости, наконец. Ему хотелось больших оборотов, новых горизонтов в привычном деле. Да и о том, чтобы добрую  память в народе о себе оставить, купец, исправно посещавший храм Божий,  тоже задумывался все чаще. За образец Степан Фоминых взял   правила, устав,  утвержденные Императором России  для Устюжского Обще­ственного банка. На проценты, приобретенные банком от раздачи денег в ссуду, Фоминых предложил содержать мужскую и женскую богадельни, сиропитательный приют для детей обоего пола. Под эти  заведения купец запланировал перестройку полукаменного двухэтаж­ного корпуса со службами при Всехсвятской кладбищенской церкви. К храму требовалось  определить особого священника и причетника, для чего благодетель жертвовал еще до 5 тысяч рублей. Позже он увеличил эту сумму на 10 тысяч рублей. (Журналы Кунгурской городской Думы за 1893 г. Кунгур,  1894).

Надо ли говорить о том, с какой благодарностью было принято пожертвование Степана Фоминых  городским обществом! Жертвователю было дозволено занять от одной до двух десятин земли под постройку здания для богадельни и причта, а принадлежащие ему два дома были освобождены навсегда от натуральной постойной повинности (в то время войска определяли на постой на  частные квартиры). Городская Дума, приняв пожертвование, сразу же направила ходатайство об учреждении в Кунгуре «общественного Фоминых банка». Однако разрешение на открытие банка было получено лишь спустя 14 лет. Банк был учрежден 30 июля 1862 г.

Основной капитал банка составило пожертвование купца 3-й гильдии С. О. Фоминых в 35 тысяч рублей. Банку, на основании Высо­чайше утвержденного Положения о городских общественных бан­ках, было предоставлено право принимать вклады, учитывать век­селя и выдавать ссуды под залог движимых и недвижимых имуществ.

При согласовании новой редакции устава банка Степан Осипович отмечал, что, по его мнению, цель пожертвования должна состоять в том, чтобы небогатые сограждане в своей про­мышленности и торговле могли иметь кредит за умеренные процен­ты, а на доходы с процентов содержались бы на жаловании священник и причетник Всехсвят­ской кладбищенской церкви. Учредителю  присвоили звание «попечитель банка», с правом периодически получать от банка сведения о ходе его операций. Степан Осипович до этого дня не дожил. Он умер 12 марта I860 г., не оставив завещания.

В прошении своем об учреждении банка С. О. Фоминых  сделал еще одно важное распоряжение: «…а в случае последо­вавшей мне смерти предоставляю произвести сие немедленно из ос­тавшегося от меня капитала моим наследникам и душеприказчикам». К сожалению, наследники (у него  было семеро детей) не оправдали его надежд и,  как считает местный краевед,  не оценили благородства души отца-основателя. Весь отцовский капитал (230 193 руб.) они «разделили полюбовно» и потратили по собственному усмотрению. На учреждение «Фоминых банка»  наследники выделили только 25 тысяч руб., остальную сумму городское общество так и не смогло взыскать. И богадельни при храме не появилось, как того хотел глава семейства; правда, городу было передано в дар двухэтажное каменное здание, в котором  открылось городское приходское училище.

Но верно говорят: такое вероломство даром не проходит,  нарушение «честного слова купецкого» счастья никому не  принесло. Во всяком случае,  судьба «отыгралась» на младших отпрысках известной и уважаемой кунгурской фамилии. Два внука Фоминых, Федор и Степан, приобрели в Кунгуре скандальную репутацию.  Получив доступ к большим деньгам, они «пустились во все тяжкие», вели разгульный образ жизни. Промотав состояние, дошли до крайней степени нищеты. И тогда городская управа, единственно из уважения к памяти учредителя общественного банка, поддержала их. Степана Фоминых-младшего поместили в Зыряновскую общественную богадельню. Но вскоре его и оттуда исключили, по сведениям  краеведов, «за буйство и беспорядочное поведение».

За наследничков, опозоривших честную купеческую фамилию, можно сказать, с лихвой поработали, порадели для общественной пользы другие внуки учредителя первого кунгурского банка – те, которые появились от союза двух купеческих пермско-кунгурских кланов.

Дочь С. О. Фоминых, Анна Степановна, после смерти мужа, пермского городского головы И. Ф. Любимова, с 1864 г. занималась об­щественной и благотворительной деятельностью. В частности, она пожертвовала в 1897 г. двухэтажный каменный дом  для научно-промышленного музея. Капитал в 10 тысяч рублей был внесен в Марьинский банк на нужды города. Заметный след в истории губернского города оставил и еще один внук С.О. Фоминых - Михаил Иванович Любимов. Он избирался городским головой Перми, был попечителем детского приюта, нескольких учебных заведений.

И, конечно, самым известным из пяти детей Ивана Филипповича и Анны Степа­новны является  Иван Иванович Любимов (1838-1899), один из крупнейших предпринимателей края. Он  дважды избирался городским головой Перми,  сыграл большую роль в развитии промышленности и речного транспорта.  Супруга И. И. Любимова, Ели­завета Ивановна, была также большой  благотворительницей.  На ее средства  в Перми существовали  вдовий дом, детский приют;  на  торговую школу  она пожертвовала капи­тал в 25 тысяч рублей и солидную библиотеку. 

В. Гладышев

ßíäåêñ.Ìåòðèêà