«РУССКИЕ АМЕРИКАНЦЫ» И «ЗОЛОТОЙ» СПИСОК

Штрихи к социальному портрету  «страшенных богачей», занесенных в первую деловую галерею

Облик старой  Перми, ее исторического центра, как и  уездных центров губернии, был создан  в основном усилиями и на средства купеческого сословия – предприимчивых, хватких людей, которые к тому же много  и целеустремленно занимались благотворительностью. Поэтому в современном обществе появилась осознанная необходимость и потребность говорить о них  не только   как о  “денежных мешках”,  “чумазых” (словечко Салтыкова-Щедрина), самодурах и “мироедах”- эксплуататорах.  Еще Чехов, заехав в 1890 г. в Пермь по пути на Сахалин, заметил: «Со мною едет судебная палата. Люди не даровитые. Зато купцы, которые изредка вставляют свое словцо, кажутся умницами. Богачи попадаются страшенные». Неслучайно  городскими головами с первых лет существования города  Перми  избирались видные купцы, и старостами всех местных храмов также были торговые люди. Кстати, традиция эта в церквях подхвачена и в наши дни. Элита пермского общества

Перми, можно сказать, повезло в том отношении, что заинтересованное, уважительное отношение к торговому сословию формировали самые дальновидные и энергичные администраторы, поставленные сюда государем. К таким руководителям надо отнести основателя города Василия Татищева, генерал-поручика Евгения Кашкина, губернатора Карла Модераха.

Как известно, Татищев, основатель Егошихинского завода, на базе которого и вырос город Пермь,  был также историком, ученым-энциклопедистом, и уже в те далекие годы дотошно  продумывал процесс, механизм торговых отношений. Так, он по своей инициативе задумал собрать сведения о всей коммерческой деятельности Швеции, чтобы применить лучший опыт на отечественной почве. Ему даже удалось получить «табель» о торговле Стокгольмского порта за 1723 г. В свой уральский период Татищев собирал народные пословицы и поговорки. В   сборник «Слово пуще стрелы» (Пермь, 2004) вошло 1478 метких выражений, собранных Татищевым! Приведем некоторые из них: «Без ума торговать – только деньги терять»; «Без денег в городу - сам себе ворог»; «Деньгам – счет, а хлебу – мера»; «Дорого, да мило, дешево, да гнило»; «Свой грош везде хорош»; «Книгу продал – карты купил»; «Богат, как Ильинский сот, а живет, как скот» (Имеются ввиду пчелиные соты, наполняемые пчелами к Ильину дню).

Народная мудрость и сегодня незаметно, подспудно определяет наши взгляды, наше мировосприятие, нормы поведения в обществе. Простая философия нравственных императивов деловой жизни выработана и проверена  многолетней практикой, которая, как известно – критерий истины.

Удивительно, но в первых списках – «указателях памятных людей Перми» (составленных в конце XIX – начале ХХ вв. летописцами А. А. Дмитриевым и В. С. Верхоланцевым)   как-то совсем не повезло богачам, купцам, в том числе банкирам, «торговцам деньгами».  И это несмотря на то,  что конец XIX в. отмечен бурным развитием капитализма, а 1913 (или 1912) г. советскими историками считался «рубежной» точкой отсчета.  О чем это говорит? Пермяк относился к скорым богатствам очень осторожно, если не настороженно. И «уважить»  кого-то пермский люд  способен был не за толстую мошну, а за ум и деловую хватку, помноженную на небывалую благотворительность. В первом биографическом  указателе приводятся имена  лишь трех  купцов, причастных к созданию и развитию банковской системы прикамского края. Это  владелец пароходства, механического и содового заводов И. И. Любимов (он был еще и городским головой Перми); миллионщик, «чайный король» А.С.Губкин и верхотурский купец М. М. Походяшин (Верхотурье входило в состав Пермской губернии).

Пароходчики и благотворители братья Федор и Григорий Каменские попадут в «образцы для подражания» только с подачи В.С. Верхоланцева – в 1912 г.

Таких предпринимателей, как Иван Иванович Любимов, пермяки уважительно называли порой «русскими американцами», потому что они были первопроходцами, пионерами в своем деле, бизнесе. На «диком Урале» эта хватка всегда ценилась. Сравнение с освоением американских просторов недвусмысленное.  Но не каждый дикий богач достоин уважительной памяти. Вот о чем говорит пермский список.

К разряду «русских американцев»  относились также  великий путешественник и большой оригинал, кунгурский «купецкий сын» Кирилл Тимофеевич Хлебников,  князь Дмитрий Петрович  Максутов, организатор знаменитых «Русских сезонов» Сергей Павлович Дягилев. Хлебников еще в 1816 г. стал правителем (директором) североамериканской компании. А вот Максутову суждено было стать в истории Русской Америки ее последним, тринадцатым по счету,  директором, до продажи Аляски в 1867 г. Семейный некрополь рода Максутовых находится на старинном Егошихинском кладбище Перми. Но в «золотой»  список  личность самого князя Максутова не попадет, только в 2008 г. он будет  занесен в справочник «Татары и башкиры Перми. Об историческом вкладе  в становление и развитие города».

В дореволюционной истории банковского дела Перми  встречались  крупные деятели неместного масштаба, яркие личности с государственным мышлением, которые внесли значительный вклад  в развитие не только города и края, но и страны. В эту галерею можно включить в первую очередь нескольких потомственных Почетных граждан Перми, в разное время - директоров или их товарищей (т. е., заместителей) общественного и других  банков.

Василий Венедиктович Хотов стал вторым после И. Г. Марьина директором общественного банка, его успешная деятельность была прервана скоропостижной кончиной  в 1871 г. Купец 1-й гильдии, он торговал, и весьма успешно, «красным товаром» (т.е. фабричными тканями и др.). Потомственный Почетный гражданин, Хотов был членом пермской депутации, которая ездила в 1866 г. в Петербург, чтобы вручить царю Александру II икону в память счастливого спасения после покушения на него террористов. (Дом Хотова стоял как раз на том месте, где позднее пропишется на долгие годы Госбанк).

Николай Дементьевич Базанов (1834-1895) -  первый управляющий Пермского отделения Волжско-Камского коммерческого банка (год основания 1873), купец 1-й гильдии, владелец канатно-прядильной фабрики. Он также был и директором Марьинского банка (1872-1873 гг.). На базановские деньги было построено одной из самых красивых зданий Перми – Екатерино-Петровское училище (арх. В.В. Попатенко, ныне здесь, на Екатерининской улице, располагается  музыкальное училище).

Василий  Михайлович Насонов  был директором общественного банка около 20 лет, с 1879 г. Был гласным городской думы, старостой кафедрального собора. На его капитал выстроено здание  начального училища, названное  насоновским в честь основателя  (ныне здесь детская больница им. Пичугина).

Василий Кондратьевич Сорокин и его отец, купец 1-й гильдии, сыграли заметную роль в укреплении позиций пермского купечества, в развитии общественного  Марьинского  банка. Их благотворительная деятельность ярче всего выразилась в создании Богородицкой школы и в расширении Богородицкой церкви.

 

Любимов И.И.

 ЛЮБИМОВЫ 

 

                     «Прошло сто лет,

                      Пройдет и двести, триста…

                     Останется неуловимый след,

                     Останется любимовская пристань,

                    Варыкино, а нас на свете нет…» .

                                                                      Так писал Борис  Пастернак.

Даже в советские годы отмечали особую роль потомственного Почетного гражданина Ивана Ивановича Любимова (1838-1899) в развитии промышленности края и города. Видный предприниматель и благотворитель, он  дважды, с 1870 по 1878 гг., избирался пермским городским головой (так называли главную выборную должность в старые годы). Кстати,  дважды возглавлял город и его отец, Иван Филиппович. Оба они, отец и сын, играли роль первой скрипки  в  общественном городском банке: то руководили им, то входили в учетный комитет.  Иван Иванович Любимов - владелец одного их крупнейших пароходств. На его заводе строили и ремонтировали не только речные, но и морские суда. Коммерческие интересы Любимова простирались до Каспийского моря, там он начал свой нефтяной бизнес – по поставкам нефти, который после его преждевременной кончины продолжили другие. На любимовском механическом заводе в Перми строились морские шхуны для перевозки нефти и керосина.  И. И. Любимов вместе с предпринимателями из бельгийского города Сольве в конце XIX в. создал первый в России содовый завод (недалеко от Березников). Члены семьи Любимовых вели широкую благотворительную деятельность. В частности, Иван Иванович сыграл большую роль в возведении здания городского театра, возглавлял попечительство Богородицкого детского приюта. Здание нынешнего Пермского авиационного техникума (быв. реального) было пожертвовано  Любимовыми.

Сквер  перед техникумом называется теперь Любимовским.  В центре города находится и бизнес-центр «ЛЮБИМОВ».

*В 1-ю гильдию могли записаться те купцы, чей оборот оптовой торговли составлял свыше 300 тысяч рублей. Ко 2-й гильдии – купцы с оборотом от 50 до 300 тысяч руб., к 3-й – от 10 до 50 тысяч руб.  В Перми было несколько купцов, которые, после 20-летнего пребывания в 1-й гильдии, получили звание «Потомственный почетный гражданин»: И. Ф. Любимов, В. М. Насонов, Д. Ф. Базанов, А. П. Кропачев, братья Ф. и Г. Каменские, И. Г. Марьин, В. К. Сорокин. К таким людям уже нужно было обращаться не иначе как «Ваше благородие».

За всю историю старой Перми звание коммерции советника, помимо А. П. Кропачева,  получили только И.Ф. Любимов и его сын И.И. Любимов и П.С. Жирнов. Это почетное звание  могли пожаловать купцам, пребывавшим в 1-й гильдии не менее 12 лет. По табели о рангах это 8-й класс, чин коллежского  асессора, который  давал некоторые льготы, мундир и шпагу. Право приезда к царскому двору и определения детей на государеву службу.  Обращались к ним «Ваше высокоблагородие».

Почти 20 лет возглавлял Марьинский общественный банк  Александр Евграфович Тупицын,  один из владельцев первого фосфорного завода в России, созданного на берегу речки Данилихи. На средства семьи Тупицыных в Перми построены два красивых, а по тем временам просто роскошных здания, ставших памятниками архитектуры. В них размещались позднее Крестьянский поземельный и Сибирский банки (проекты бюро А. Турчевича).  Сами Тупицыны  переехали в два краснокирпичных особняка по ул. Екатерининской, 210, поближе к своему фосфорному заводу.

Но самый заметный вклад в развитие  коммерческого дела в родном городе внес потомственный Почетный гражданин Александр Гаврилов. Благодаря его инициативе и настойчивости в  1901 г. в городе появилась первая Торговая школа Пермь. Торгова школа(ныне гимназия №17, угол ул. Ленина – Газеты «Звезда»). Немало сил потратил А.П. Гаврилов также на учреждение Купеческого банка, который появился  в 1912 г.,  на создание коммерческого училища. Кроме того, Александр Павлович входил во многие попечительства, был избран казначеем научно-промышленного музея и почти бессменным купеческим старостой.  

Жизнь старой Перми невозможно представить без шумных рынков и ярмарок, к которым готовились весь год, которых ждали, как праздника. Черный рынок (Хлебный, ныне – сквер Уральских добровольцев) располагался ниже усадьбы Гавриловых; черный –  потому что здесь всегда была непролазная грязь.  Но в начале ХХ в. здесь уже появились некоторые признаки цивилизации: три вместительных каменных павильона, Ильинская часовня; территорию удалось осушить. В Перми существовал еще Сенной рынок (на территории нынешнего технического университета). Важнейшими из ярмарок для пермяков были: Петровская (с 29 июня по 2 июля), Евстафьевская (с 20 по 23 сентября), Екатерининская (с 24 по 27 ноября), а также, ввиду близости к Перми, Ирбитская  (в феврале), которая уступала по оборотам только Нижегородской.

БЕЗ КАМЫ – НИКАК!

Несколько слов о пароходствах и роли Камы в истории деловой Перми. Без Камы – никак! Вспомнив, где располагались пристани, представим всю историю освоения великой реки –«главной пермской улицы».  Кама сыграла решающую роль в освоении обширного Пермского края. Значительные купеческие капиталы возникали благодаря  перевозкам   грузов и пассажиров таких транспортных фирм, как пароходства Каменских, Любимовых, Н. В. Мешкова, В. М. Насонова, А. П. Кропачева, А. Е. Тупицына, а также более мелких –  О. П. Карповой, В. Н. Бахарева, С. А. Курочкина, Н. М. Григорьева, А. Истомина. Белые пароходы (на рубеже веков их насчитывалось до 300), гордо носившие имена своих владельцев на бортах,  – неотъемлемая черта Перми как портового города.

В силу географического положения первые заводы Перми, попутные производства  также были приближены к камским пристаням, к водному пути. На  начало ХХ в.  в городе было более 140 фабрик, промышленных заведений. По размерам выделялся Пермский пушечный завод, четыре судостроительных и механических, три кожевенных, два канатных, а также гвоздарная фабрика П. Калинина. На высоком берегу красавицы-Камы  пермские купцы старались и строить красиво. Дом Мешкова (в 1878 г. перестроен по проекту А. Турчевича) и по сей день является «визиткой» Перми, ныне здесь краеведческий музей. Через квартал от него стояло и здание биржи, чудесный деревянный терем, возведенный в новорусском стиле (снесено в 50-е годы). На начало ХХ в. в городе числилось более 900 торговых предприятий с оборотом в  31 миллион рублей. Биржа вела учет торговых оборотов.

Каменский Ф. К.
ТОВАРИЩЕСТВО  КАМЕНСКИХ 

 

Из представителей деловой элиты того времени  познакомимся   поближе с одним из тех, кого по праву называли  «отцами города». Городской голова Федор Козьмич Каменский вошел в историю как крупный предприниматель, пароходчик, организовавший вместе с братом Григорием одну из первых пароходных компаний на Каме. Благотворительная деятельность братьев Каменских приобрела во второй половине XIX в. беспримерный размах. Однако у них было немало и недоброжелателей. За их спиной люди из «низов» общества шептались: «Уж больно много жертвуют, знать, и грехи были большие…».

В начале  своих славных дел   Каменские занимались только извозом.  Им удалось скопить  первичный капитал, при помощи которого они  и выкупились в 1857 г.  из крепостной зависимости.  В том же  году Федор Козьмич, старший брат, приобрел у купца А. Т. Красильникова пустопорожнюю землю в правой части г. Перми, за  Егошихой, по левую сторону Соликамского тракта за 100 рублей. Позднее эта земля была выгодно продана под строительство железной дороги. В краевом архиве  хранится несколько документов о купле и продаже земельных угодий с 1857 по 1916 гг. как основателями, так и наследниками купеческой семьи. Это была важная статья дохода. А еще - арендное содер­жание золотых промыслов (Верхотурский уезд), а еще - ростовщичество и т.д. В 60-е годы XIX в. братья Каменские  резко меняют профиль своего дела: они становятся крупными пароходовладельцами. Каменский Г. К.

По всему видно – они умели «держать нос по ветру». О таких говорят: сделали себя сами.   Кстати, не в последнюю очередь им помогало  следить за событиями в огромной империи как раз то, что они тесно общались с народом, который перевозили сотнями. Жадно все впитывали, «мотали на ус» - и делали правильные ставки, выгодно для себя помещая средства. И  пермяки относились к Каменским с уважением. Братья были удостоены звания потомственных Почетных граждан г. Перми, избирались на различные общественные должности: по городскому управлению, по Пермскому общественному Марьинскому банку, по разным комитетам и учреждениям.

Показательно, на какие цели шли прибыли Торгового дома (позднее - Товарищества Каменских), а также и Марьинского общественного банка, в котором братья играли не последнюю роль. В музее династии Каменских, созданном в пермской гимназии №4 (носит имя братьев-пароходчиков) представлена карта Перми, на которой нанесены здания, построенные на их средства. Таких объектов было больше двух десятков! И больше всего церковных. Конечно, немало средств вкладывалось в бизнес. Пароходство росло; с 1874 года появился и  литейно-механический завод. Но большая часть прибылей уходила к людям, с прицелом на будущее. Беспримерная  благотворительная деятельность Каменских началась практически с первых лет появления пароходства. Детский приют, богадельня, здание для гимназии, храмы и даже  монастырь (Успенский женский).

В. Гладышев

ßíäåêñ.Ìåòðèêà